Опрос:
Контакты:
Дополнительно
Ставропольский край, Левокумский р-н, с.Урожайное, пл.Ленина 22
Телефон:
8(86543)
3-14-05
Телефон: 8(86543) 3-14-05
Бухгалтерия: 8(86543) 5-92-72
Факс: 8(86543) 5-91-34
Скрыть

История поселения

Село Урожайное расположено на реке Кума между административным центром района — селом Левокумское и городом Нефтекумск. Расстояние до краевого центра: 234 км. Расстояние до районного центра: 21 км.

История

Основано в 1848 году крестьянами-переселенцами Харьковской, Тамбовской, Черниговской, Полтавской губерний. Первоначальное название села — Терновка. Расположено на рав­нине левого берега реки Кума. До этого эта земля принадлежала калмыкам, оттеснённым на север к Манычу. Прежде здесь была небольшая деревенька — Терновка, состоящая из нескольких хижин. В 1842 году сюда самовольно переселилось 37 семей крестьян Воронежской губернии. Однако Ставропольская казенная палата государственных имуществ отказала им в выделении земли. А без земли делать было нечего. Поэтому большинство крестьян уехало на другое место. На свой страх и риск осталось несколько неимущих семей. Они вырыли землянки и поселились небольшим хуторком в труднодоступных терновых зарослях. Отсюда и пошло первоначальное название села. Нынешнее его название связано с хорошими урожаями зерновых в дождливые годы. Крестьяне самовольно занимали здесь земли, на которых выращивали хлеб и другие злаковые растения. Пастбища для скота были вольные, кроме того люди занимались охотой и рыбной ловлей. Новым поселенцам в 1848 году было выде­лено 42 93 десятины земли, в том числе 20 тысяч десятин неудобной для земледелия, но пригодной под пастбища. Землю ежегодно делили между собой крестьяне-общинники. Система обработки почвы была фехпольной. Вблизи села располагалась казённая (государственная) дача (Урдача), снабжавшая население дровами и деловым лесоматериалом.

Сведенья о поселенцах

Сведений о численности первых поселенцев не обнаружено. Известно только, что в 1881 году в селе было 514 дворов и 2572 человека, в 1897 году — 556 дворов и 4057 человек. В 1921 году село выросло в два раза — здесь стало 1100 дворов и 6422 человека. Первые поселенца занимались земледелием, скотоводством и виноградарством. Сеяли рожь, пшеницу, ячмень, овёс, просо и лён-кудряш. Ежегодно собирали до четырех тысяч четвертей пшеницы, а в урожайный год — до двенадцати тысяч четвертей. Большим бичом для сельскохозяйственных культур была саранча, уничтожавшая огромные массивы хлебов. Рассказывают, что примерно в 1870 году она съела в селе все посевы, всю зелень. Даже деревья стояли голыми. Никакие меры не помогли спасти посевы. Важным занятием являлось скотоводство. В 1888 году, например, имелось 6507 голов крупного рогатого скота, в том числе 2400 рабочих волов, 290 лошадей, 19 255 овец и коз. Двадцать семей не имели никакого скота. Они жили случайными заработками. Триста дворов имели виноградники, с которых ежегодно получали до четырёх тысяч ведер вина. Торговая сеть в сравнении с другими селами была более развитой. В Урожайном имелось двадцать мануфактурных, две бакалейных и три винных лавки. Каждый вторник в селе проходили оживленные базары. Сельская община имела собственный банк. Большинство населения было неграмотным. В 1897 году здесь работали одноклассное училище министерства просвещения и церковно-приходская школа грамоты, которая была открыта в 1873 году. В училище обучалось 46 мальчиков и 14 девочек, в церковно-приходской школе — 36 мальчиков и 2 девочки. В училище был один учитель со специальным образованием. В церковно-приходской школе детей учил местный дьячок. Училище размещалось в собственном здании, построенном в 1884 году на средства сельской общины. Оно обошлось ей в шесть тысяч рублей. А на строительство церкви, сооружённой на восемь лет раньше, было затрачено в 12 раз больше — семьдесят тысяч рублей. Медицинское обслуживание, как и в других селах, было поставлено неудовлетворительно. В селе были один фельдшер и небольшая аптека, которая торговала, в основном, лекарственными травами. И болезни ежегодно уносили десятки, сотни человеческих жизней. Так в 1892 году от холеры умерли 139 человек. В Урожайном имелось волостное правление. Но корреспонденция приходила сюда из Владимировки. Собственного почтового отделения не было. Оно было создано только в 1924 году. В дни Великой Октябрьской социалистической революции многие солдаты-фронтовики, вернувшиеся в село, рассказывали односельчанам о свержении царя, о напрасном кровопролитии трудового народа в империалистической войне. И 23 января 1918 года в Урожайном над зданием волостного Совета взвился красный флаг. После установления Советской власти крестьяне, не имевшие земли, получили её. Они дружно проводили весенне-полевые работы, помогая друг другу, благоустраивали родное село, обсуждали планы орошения садов и огородов. Однако всему помешали деникинцы. Они захватили село и расправились с красноармейцами Анашкиным, Старшиковым, фельдшером Елизаровым, военным комиссаром села Тимофеем Давыдовым. Урожайненцы не могли мириться с произволом белых. Многие мужчины шли в камыши величаевских плавней, где формировались партизанские отряды. Озлобленные успехами партизан, деникинцы решили отыграться на мирном населении Урожайного и Величаевского, они знали, что большинство «красных камышанцев» из этих сел. Белогвардейские каратели арестовывали жителей, сажали их в тюрьмы, пороли плетьми, а многих выселили из сел. Так, например, были жестоко избиты и выселены из Урожайного жены командиров -"камышанцев" Татьяна Соколова, Матрена Шейко, Дарья Гулай, старуха-мать и трое малолетних детей военного комиссара кавалерийского полка А. В. Мосиенко и многие другие. Однако террор карателей лишь усилил ненависть к ним. 150 матерей и жен партизан покинули свои жилища и ушли в камыши к партизанам, чтобы вместе сражаться с врагами. Многие из них стали санитарами, разведчицами. История бережно хранит память о тех, кто погиб в жестокой борьбе за власть Советов, Среди них герой гражданской войны, легендарный командир партизанского кавалерийского полка, житель Урожайного Иван Павлович Гулай, партизаны-"камышанцы" — Дмитрий Поляков, Митрофан Бетин, Роман Белоусов, Макар Букарев, Семен Жихарев, Михаил Алексеенко, Петр Лемешко, Семен Чиканов, Ефим Мирошниченко, молодые разведчики Надя Енкина и Николай Кочетов. Многие из погибших похоронены в братской могиле в родном селе. Благодарные потомки поставили на ней скромный памятник и зажгли Вечный огонь. Освободившись от белых, крестьяне вновь занялись мирным трудом. Некоторые из них, и прежде всего партизаны-"камышанцы", в 1920 году переселились в усадьбу кулака Мазаева (ныне пос. Заря), где создали сельскохозяйственную коммуну «Заря социализма». К коллективному труду стремились и другие крестьяне. В Урожайном, как и в других селах, создавались простейшие кооперативы, товарищества по совместной обработке земли и животноводческие товарищества. Газета «Терек» 15 июля 1925 года сообщала: «Сельхозтоварищество в селе Урожайном мощное. Организовано оно в мае 1924 года из пайщиков с капиталом в сорок рублей. В настоящее время общее число пайщиков до 312 человек и капиталы выросли до 752 рублей на каждого». А спустя три месяца та же газета сообщала: Сельхозтоварищество приобрело трактор „Фордзон“ и передало его артели по совместной обработке земли. Членов сельхозтоварищества 320 человек. Товарищество дало задаток ещё на трактор, который получит предстоящей весной». После XV съезда партии в селе ликвидируют кооперативные объединения и создают сельхозартели. В 1928 году по Урожайненскому кусту было создано четыре таких сельхозартели, объединивших более семидесяти дворов и 369 жителей села. Из этих сельхозартелей и вновь вступивших крестьян в 1930 году был создан крупный колхоз «Гигант», а несколько позже — второй колхоз имени Сталина. В марте того же года животноводческое товарищество влилось в колхоз «Гигант», которому было передано 180 рабочих волов, 92 бычка, 97 дойных коров и 6209 грубошерстных овец. Первыми колхозниками этой артели стали крестьяне-бедняки Григорий Назарович Стороженко, Даниил Миронович Шабельников, Никита Афанасьевич Олейников, Тихон Павлович Животченко, Михаил Иванович Сингуров, Иван Осипович Скребцов, Григорий Никитович Коваленко, три брата Устиновы: Петр, Кузьма и Федор.

Коллективизация

В ходе коллективизации сельского хозяйства здесь допускались серьезные нарушения принципа добровольности. Крестьян, не желавших вступать в колхозы, высылали в Сибирь, объявляя их кулаками. Поэтому коллективизация в селе проходила в острой борьбе, вплоть до применения оружия. Так было, например, в 1931 году во время крестьянского бунта. Он был подавлен, а его зачинщики понесли наказание. Люди притихли. Постепенно налаживалась жизнь колхозов. И уже в 1937 году, в результате самоотверженного труда, оба колхоза — имени Сталина и «Гигант» — стали миллионерами.

Война

В годы Великой Отечественной войны более половины урожайненцев, ушедших на фронт, не вернулись домой. При защите Брестской крепости пало смертью храбрых командир минометного расчета Василий Кириллович Рыбин. В числе первых встретил врага ранним утром 22 июня другой защитник Брестской крепости Иван Алексеевич Агеев. Героически бился с фашистами на подступах к Москве Василий Николаевич Боридько кавалер многих орденов и медалей. После ранения и выздоровления он был заброшен в белорусские леса, в партизанский отряд имени Александра Невского, в состав которого сражался до полного освобождения страны. На столичном счету 78 убитых фашистов, 12 вражеских эшелонов, пущенных под откос, семьдесят немецких солдат и офицеров, взятых в плен. Храбро сражался с фашистами под Ленинградом и Афанасий Иванович Назаренко — кавалер ордена боевого Красного Знамени. Защитниками Сталинграда стали Максим Филиппович Дохненко, Егор Федорович Зубов, Леонид Иванович Синеоков, Федор Сидорович Жихарев.

В штурме Берлина участвовали урожайненцы Михаил Никитович Коваленко, Андрей Иванович Евтеев, Григорий Сергеевич Ивченко, Иван Захарович Ковалев, Николай Павлович Булавин, Даниил Миронович Шабельников и многие другие. Неувядаемый славой покрыл себя 109-й гвардейский полк Таманской стрелковой дивизии, которым командовал гвардии подполковник Николай Данилович Алексеенко. Полк награждён орденами Суворова и Богдана Хмельницкого, а сам командир полка — двумя орденами Красного Знамени, Суворова и Кутузова, Отечественной войны I и II степени, медалью Чехословацкой Республики.

Бойцы гордились своим командиром, они даже сложили о нём песню:

Полнеба гора занимала:

Подъем был и крут, и тяжел.

Но роты на грань перевала Алексеенко первым привел.

Героем Советского Союза стал лётчик, гвардии майор Александр Николаевич Ситковский.

Трудовые послевоенные дни

Возвратившись после войны солдатам отдыхать было некогда. Надо было в кратчайший срок восстановить разрушенное хозяйство. Трудности осложнялись тем. что в 1946, да и в 1950 году была засуха. Люди голодали, но упорно трудились, надеясь на лучшее будущее. В феврале 1952 года колхозы села Урожайного объединились в один колхоз имени Сталина. Председателем этого укрупненного хозяйства избирается инвалид Великой Отечественной войны Щербинин Иван Иванович. Щербинин И. И. смальства работал в колхозе: с 9 лет вместе с мамой выращивал на полях колхоза хлопок. Тогда эта культура выращивалась на полях Ставрополья во всех колхозах и совхозах. В возрасте 14—15 лет, в каникулярное время, чабановал. Из колхоза ушёл в военное училище. А там — война. Ушёл на фронт. Был ранен. Домой вернулся инвалидом II группы. Опять работал в колхозе рядовым, учетчиком, бригадиром. За счет хозяйства закончил школу председателей колхоза, по возвращении из которой в 1949 году становится заместителем председателя колхоза. В 1952 году, после слияния колхозов «Гигант» и имени Сталина, был избран председателем колхоза. Более 5 лет возглавлял это хозяйство, а в 1960 году был назначен директоров овцесовхоза «Октябрьский», где он проработал свыше 16 лет. За короткий период времени и это хозяйство вышло в число передовых хозяйств района. За доблестный труд и умелое руководство сельхозпредприятиями Щербинин И. И. награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За трудовое отличие», «За освоение целинных и залежных земель». В настоящее время он на пенсии. 14 июня 2001 года он опубликовал в районной газете «Левокумье» свои воспоминания о работе в колхозе имени Сталина села Урожайного под названием «Как это было». В ней рассказывается о послевоенном развитии колхоза, о его тружениках: "…Август 1942, — пишет он, — вошел в нашу жизнь черной пеленой фашистской оккупации. «Новые хозяева» как будто чувствовали, что пробудут на Левокумье недолго, и поэтому очень спешили: угнали автотранспорт и лошадей, массово забивали на мясо крупный рогатый скот и овец, жгли добротные хозяйственные постройки. Зато вокруг села появились окопы, блиндажи. На их рытье и сооружение немцы под дулами автоматов выгоняли по 250—300 человек — женщин, стариков, подростков. Для опасения быть захваченными врасплох у фашистов были все основания. В соседнем селе Величаевском оккупантам уже не давали покоя красные камышанцы и юные подпольщики во главе с Александром Скоковым. В партизаны ушли многие урожайненцы. С ними у односельчан налаживалась тесная связь. Но были в селе и полицаи, скрытые предатели. Не без их помощи был схвачен и расстрелян партизан, бывший председатель колхоза «Гигант» Потемкин Алексей Федорович. За связь с партизанами были расстреляны колхозники Букарев, Таисия Барко и совсем юная девушка Оля Цыганкова. Вечная им память! За пять месяцев оккупации немцы разрушили все, что создавалось общим трудом в течение многих лет. Надо было налаживать новую жизнь. И строить её надо было так, как призывал лозунг «Все для фронта, все для Победы!» На первом же общем собрании колхозники обсудили текущий момент, определили задачи, избрали правление, назначили бригадиров. Первым послевоенным председателем стал Павел Васильевич Машко, отозванный с фронта для работы в тылу. Это было трудное, полное драматизма время. Как в войну, так и в восстановительный период мы работали по законам военного времени, можно сказать — без отпусков и выходных. Лошади и быки были главными видами транспорта — общего и персонального. Но и на лошадке председатель колхоза успевал за день объехать весь колхоз. Его можно было встретить в любое время суток на полевом стане, на чау плуга и комбайна. Заседания правления, общие собрания проводились в ночное время. В эти годы колхозники жили одной большой семьей, которую связывал самоотверженный труд. Острая критика, невзирая на лица и должности, широкая гласность действий руководителей и социалистического соревнования были главными приметами того времени. С начальства был особый спрос и потому председатель, бригадиры (зачастую это были инвалиды войны) работали на износ, многие из них рано ушли из жизни. Первый из послевоенных председателей Павел Васильевич Машко умер от туберкулеза в 45 лет. Не дожили до пенсионного возраста бригадиры Д.С.Зыгалов, Я.И.Грибко, С.С.Малинко, Ф.И.Кочетов. Подорвав здоровье непосильным трудом, рано ушли из жизни трактористы В.Бетина, В.Шиянова, М.Харин, М.Иванченко, комбайнер Е.Рыбина, чабаны П.Г.Боридько, С.М.Купро, Н.В.Сингуров и другие. Война и восстановительные годы оставили недоучками десятки подростков. Имея за плечами 3—4 класса образования, они работали прицепщиками, погонщиками, ездовыми, сакманщиками. В их числе Маша Рыбина, Миша Головченко, Дуся и Таня Щербинины, Груня Сизинцева, Марьюша Стороженко, Тоня Буракова, Нюра Шевченко, Петя Назаренко, Миша и Петя Назаренко, Миша и Петя Енюшины и другие. Они грудились наравне со взрослыми и заслужили памятник при жизни. Но, к сожалению, трудовой подвиг детей войны до сих пор не получил достойной оценки. Зима 1943-го была для колхоза решающей. Предстояло по болтику-гаечке собрать разбитые тракторы. Было их немного: два гусеничных марки «ЧТЗ» и шесть колесных. Но что это была за техника! Все трактора были без кабин, с металлическими сиденьями, двигатель запускался рукояткой. А ведь работать на них пришлось девчатам 17—18 лет. Тогда это воспринималось, как должное. Никто не роптал, что приходилось большую часть года жить в тесных полевых вагончиках, установленных двухъярусными полками-кроватями. О спецодежде не было и речи, дома появлялись один раз в месяц и только с разрешения бригадира. На тракторах без кабин, открытые дождям и ветрам, девчонки работали днем и ночью. Весной и осенью перемерзали, промокали до нитки. Летом задыхались под палящим солнцем, подогреваемые жаром перегревшихся дизелей. Рабочая смена длилась по 12—14 часов. Приходилось работать и посуточно. Ремонты делали сами трактористки под открытым небом. Случалось, что и трактор не выдерживал нагрузки, глохнул прямо в борозде. Что могли с ним сделать девчонки-трактористки и подростки-прицепщики? Тогда мальчишки отправлялись за бригадиром. Хорошо, если это случалось днем. Куда хуже было ночью. Мальчики уходили, девчонкам только и оставалось дрожать от страха и холода да навзрыд плакать. Сегодня, переосмысливая события прошлого, труд тех девочек воспринимается как великий героизм. Они понимали, что жертвуют своей молодостью, здоровьем, женским счастьем, но не уходили с поля, не искали легких путей. Бывший фронтовик, инвалид войны, я склоняю голову перед трудовым подвигом юных трактористок Маши Рыбиной, Дуси Федотовой, Веры Васильченко, Марфуши Устиновой, Парани Страшиковой, Любы Ерошенко, Тани Бобиной, Васюты Бетиной, Вари Шияновой, Кати Богдановой, Настеньки Голиковой, Марии Сизинцевой, Шуры Гориной, Марии Шевченко и других. Считанные единицы техники не решали всех проблем. Поэтому широко использовалась проверенная веками живая сила — волы. Упряжки из двух пар быков тащили двухкорпусный плужок, оставляя за собой неровные свежевспаханные борозды. Погонышами, как правило, были девочки 14—15 лет. Сейчас немногие имеют представление об этой работе. А она была тяжкой. Весь световой день девочки были на ногах, в большом напряжении проходили десятки километров. Руки деревенели от налыгача, которым управляли быками, чтоб шли они по борозде и в нужном направлении. К вечеру на ладонях появлялись кровяные мозоли. Ночи не хватало, чтобы отдохнуть, но утром, натянув на ноги размоченные в воде (для мягкости) поршни из грубой воловьей шкуры, девчата со слезами снова уходили в степь: подменить их было некем. Фронту нужен был хлеб, но сеять было нечем. На государственные зерновые ссуды надеяться не приходилось. И правление приняло решение выращивать собственные семена. Были определены площади, хорошо подготовлена почва. А потом на сев вышли бригадир Зыгалов, учетчик Иванченко, контролер-качественник И.В.Шевченко. Истинные хлеборобы, они засевали участки вручную, взяв таким образом на себя ответственность не только за качество сева, но и за урожай будущих лет. Не было важнее и труднее сельскохозяйственной кампании, чем уборка зерновых. На неё привлекались не только все колхозники, но и их дети. Тогда не было самоходных комбайнов, да и прицепных «Сталинцев-6» было не густо — всего десять. Не хватало подчас и комбайнеров. И потому в пик уборки к штурвалу становился секретарь парторганизации инвалид войны Николай Иосифович Шиянов. А возглавлял соревнование лет пять подряд женский экипаж Дуси Рыбиной. Огромный муравейник в жаркую уборочную страду напоминал зерноток. Сюда на автомашинах и подводах подвозили зерно. Дальше все зависело от женщин и подростков, здесь работающих. Их труду завидовать не приходилось. Никаких механизмов не было. Все делалось вручную: просушка, формирование ворохов. Сейчас только в памяти тружеников тех лет остались горестные картины: женщины подбрасывают лопатами зерно вверх, а самая сильная и ловкая и них, как флагом, размахивает сеткой на длинном держаке, сметая с вороха солому и полову. Эти действия назывались просушкой и очисткой. Вороха «вершили» лопатами, ведрами, «центнерами». Был такой рабочий инструмент — ящик с длинными ручками, емкостью в 50 килограммов. И таскали эти «центнера» бабы по двое: на самый верх бурта, под потолок в амбаре, в кузова машин с дорощенными бортами, когда начиналась сдача хлеба государству. Измотанные непосильным трудом, люди засыпали тут же, на ворохах, чтобы с зарею снова «бить врага с тыла». Тяжело проходила уборка проса. Скирды находились в иные годы за 10 километров от культстанов. На обмолоте был, как правило, один трактор и работы затягивались порой до первого снега. Всю холодную осень люди жили в шалашах и землянках, к которым по ночам подходили волки и шакалы. Ещё страшнее было шакалье в человеческом обличье. В те годы ещё скрывались дезертиры, полицаи. Однажды летом 1944-го такая банда напала на тракторную бригаду. Три вооруженных бандита насмерть перепугали девчат, награбили зерна и на лошадях скрылись. Но ещё долго девчата вспоминали о пережитом в ту злочастную ночь. Холод, голод, лишения. Было трудно, но колхоз поднимался. Расширялись посевные площади, начала поступать новая техника, возвращались с фронта мужики — механизаторы, шоферы, росла культура земледелия. Перед колхозом была поставлена новая задача: возрождение животноводства. До войны колхоз имел более 30 тысяч овец. После оккупации их осталось 14 тысяч. Предстояло вернуть былую славу. Ставку делали на опытных овцеводах, знающих свое дело. И вскоре не только в колхозе, но и в районе заговорили об успехах старших чабанов Лаврентия Ивановича Скребцова, Даниила Сергеевича Шиянова, Павла Григорьевича Боридько — лауреата Государственной премии, Стефана Максимовича Купро, Ивана Васильевича Головченко, Михаила и Никифора Сингуровых, Егора Перепелицына, Григория Стороженко, Никиты Афанасьевича Алейникова, Павла Землянского, Игната Миргородского. Постоянно работали в овцеводстве Мария и Марфуша Устиновы, Наталья и Татьяна Щербинины, Татьяна Кучерова, Ульяна Перепелицына, Евдокия Шиянова и другие. Они пасли сакманы, стригли овец, мазали кошары и чабанские домики. И даже доили овец: овечье молоко было прекрасным сырьем для выработки овечьего сыра и брынзы. К 1950 году численность поголовья овец была доведена до довоенного уровня. В пятидесятые годы в сельском хозяйстве произошли большие перемены. Началось слияние мелких колхозов в более крупные. Наш колхоз принял под свое крыло колхоз «Гигант». За счет этого наше хозяйство стало самым крупным в районе и крае. Оно имело 10 тысяч гектаров пашни, 52 тысячи овец. Сложились крепкие кадры специалистов и рядовых тружеников. Добрую славу колхоза приумножили К. Ф. Устинов, Н. И. Колпаков, П. К. Рубанов, Т. П. Животченко, Ф. И. Дохненко, Е. В. Кузнецова, А Дубинина, М. И. Кузнецов, Л. И. Синеоков, П. И. Синеоков, Н. А. Горюнов, чабаны-братья С. А. и И. А. Колгановы (депутат Верховного Совета СССР, кавалер двух орденов Ленина), Д. М. Шабельников, Ф. М. Макаров, Ф. Стороженко и многие другие. Настало время переходить на новую, более прогрессивную организацию колхозного производства. Продолжалась распашка целинных и залежных земель и увеличилась площадь пашни ещё на 3 тысячи гектаров. Из года в год расширялись пары, совершенствовались севообороты, внедрялись новые агротехнологии. Совершенствовалась селекционная работа в животноводстве, а для животноводов создавались нормальные условия труда и быта. На зимних стоянках вырастали теплые чабанские домики, люди получали удобную спецодежду. Экономика колхоза крепла и развивалась. Так, в 1953 году в порядке встречной торговли за проданную шерсть мы получили 26 грузовых и 3 легковых автомобиля. За высокие показатели в овцеводстве колхоз им. Сталина был награждён медалью ВДНХ СССР. И все это — заслуга тружеников нашего колхоза. Постановлением Совета Министров от 2 апреля 1957 года была проведена новая реорганизация сельхозпредприятий по Ставропольскому краю. На базе колхоза имени Сталина и Урожайненской МТС создается овцесовхоз «Урожайненский». Совхозу было отведено 53,6 тысячи гектаров земель, в том числе 10,4 тысячи гектаров пашни. Ему было передано колхозом 983 головы крупного рогатого скота, в том числе 215 лошадей, 317 рабочих волов, 20 верблюдов, 42 трактора, 11 зерноуборочных комбайнов и 48 автомобилей разных марок. Так начиналось это крупное хозяйство, специализирующееся на овцеводстве и производстве зерна. На полях и фермах в то время трудилось свыше 1000 рабочих и специалистов сельского хозяйства. В 1983 году совхоз «Урожайненский» стал рентабельным хозяйством. В 1986 году его рентабельность составляла 25 %, в 1988 — 54 %. А чистая прибыль составляла в пределах 4,5 млн рублей ежегодно. Производилось продукции на сумму на 12—13 миллионов рублей. Успехи хозяйства были отмечены награждением в 1992 году главного агронома Н.Г.Ковалева премией Совета Министра СССР. Мощная экономика способствовала созданию нормальных бытовых условий для тру­жеников совхоза. Была построена новая трехэтажная школа на 870 мест с просторными классными комнатами и кабинетами, в которой обучается свыше 500 учащихся и работает свыше 40 учителей и воспитателей. В начале 90-х г.г. совхоз преобразован в КСП «Урожайненское». В 1995 году хозяйство получило 9.9 тыс. тонн зерна, 1.2 тыс. тонн молока, 706 тонн мяса и 134 тонны шерсти. В 1986 году совхоз построил новую контору. В селе имеется медамбулатория, аптека, обслуживают которые специалисты медицины. Село полностью электрифицировано, телефонизировано, газифицировано, в каждом доме есть телевизор, а у многих — легковые, грузовые автомобили и мотоциклы. Вода также поступает по водопроводу в каждый дом. Имеется Дом культуры, библиотека, торговые предприятия, государственные и частные. Ведутся работы по строительству дорог с твердым покрытием, гравийные пешеходные дорожки.

Достопримечательности

1. Братская могила воинов, погибших в 1941-1945гг., в боях с немецко- фашистскими захватчиками и мирных жителей, расстрелянных фашистами.

2. Обелиск воинам-односельчанам, погибшим в годы гражданской и Великой Отечественной войн и жертвам фашизма.

3. Аллея Славы

4. Памятник "Пушка" в честь 65-летия Великой Победы

5 .Бюст В.И.Ленина

Дата создания: 12-09-2016
Дата последнего изменения: 12-09-2016
Сообщение об ошибке
Закрыть
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки:
Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте: